6 ШИЗОИДНЫЙ СПОСОБ СОВЛАДЕНИЯ С ДУШЕВНЫМИ РАНАМИ.

НЕСОЗНАВЕМЫЕ СТАДАНИЯ НЕШИЗОИДНОГО ЧЕЛОВЕКА И ОТЧУЖДЕНИЕ.

Теперь давай уточним что есть психическая травма. Говорю сразу что любая психическая травма это осознание отчуждения.

Что за это зверь такой отчуждение раз к нему можно привести к общему знаменателю все разновидности психической травмы.

Отчужде́ние (англ. alienationнем. Entfremdung) — отделение от людей процесса и результатов их деятельности, при котором процесс и результаты деятельности становятся неподвластными человеку и даже господствуют над ним, делая чуждыми друг другу человека и создаваемый им мир

Тема отчуждения впервые появляется в эпоху барокко и рассматривается сторонниками теории «общественного договора»(Ж.-Ж. РуссоДж. ЛоккТ. ГоббсК. А. Гельвеций). Они характеризовали современное им общество как общество отчуждения — делегирования полномочийСоциальные институты в таком обществе (моральрелигияискусство, также обычаи, привычки — всё, что несёт в себе подчинение общим интересам) являются посредниками между людьми и в силу того, что они есть воплощение воли частных лиц, становятся чуждыми человеку, заставляя его подчиняться частным интересам и развивать свою личность в рамках установленных законов. Эта сила, ставшая над человеком, забирает у него «подлинность», ничего не дав взамен, и он превращается в частичного человека («дробную единицу»).

В таком значении «отчуждение» применялось и М. Гессом. Помимо вышеописанных социальных институтов, господствующих над человеком, он отмечает ещё явление денежного фетишизма в обществе: «Деньги — это продукт взаимно отчуждённых людей, отрешённый вовне человек»

Для Маркса отчуждение — это потеря смысла существования рабочим в процессе труда в эпоху капитализма. Осмысливается в ранних работах, включая «Экономико-философские рукописи 1844 года». Маркс выделял 4 вида отчуждения: от процесса труда, от продукта труда, от своей собственной сущности и людей друг от друга. К. Маркс рассматривал работника в капиталистическомобществе, вследствие развития машинного производства и соответствующего уровня разделения труда превращённого в «деталь» огромного машинного механизма, в «придаток». Рабочая сила превращается в товар, который продается за заработную плату. Рабочему для существования необходимо работать на капиталиста, имеющего в собственности средства производства. Произведённый работником продукт «уходил» к капиталисту (владельцу средств производства) и вследствие этого представлял собой как бы чуждый, отделённый от работника предмет. Отчуждение рассматривалось и в процессе отделения продукта труда, и в самой производственной деятельности, и в отношении работника к самому себе и к другим людям.

В чем же заключается отчуждение труда?

Во-первых, в том, что труд является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности; в том, что он в своем труде не утверждает себя, а отрицает, чувствует себя не счастливым, а несчастным, не развивает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свои духовные силы. Поэтому рабочий только вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя. У себя он тогда, когда он не работает; а когда он работает, он уже не у себя. В силу этого труд его не добровольный, а вынужденный; это – принудительный труд. Это не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения всяких других потребностей, но не потребности в труде. Отчужденность труда ясно сказывается в том, что, как только прекращается физическое или иное принуждение к труду, от труда бегут, как от чумы. Внешний труд, труд, в процессе которого человек себя отчуждает, есть принесение себя в жертву, самоистязание. И, наконец, внешний характер труда проявляется для рабочего в том, что этот труд принадлежит не ему, а другому, и сам он в процессе труда принадлежит не себе, а другому. Подобно тому как в религии самодеятельность человеческой фантазии, человеческого мозга и человеческого сердца воздействует на индивидуума независимо от него самого, т.е. в качестве какой-то чужой деятельности, божественной или дьявольской, так и деятельность рабочего не есть его самодеятельность. Она принадлежит другому, она есть утрата рабочим самого себя.

В результате получается такое положение, что человек (рабочий) чувствует себя свободно действующим только при выполнении своих животных функций – при еде, питье, в половом акте, в лучшем случае еще расположась у себя в жилище, украшая себя и т.д., – а в своих человеческих функциях он чувствует себя только лишь животным. То, что присуще животному, становится уделом человека, а человеческое превращается в то, что присуще животному?

Правда, еда, питье, половой акт и т.д. тоже суть подлинно человеческие функции. Но в абстракции, отрывающей их от круга прочей человеческой деятельности и превращающей их в последние и единственные конечные цели, они носят животный характер. 


 

Теперь я скажу самое интересное Карл Маркс нигде не работал. Он жил за счёт своего друга Энгельса. То есть он не работал на фабрике и жил за счёт написания статьей.

Но жил он довольно бедно. Как жил Маркс вы можете найти в интернете. Это выходит за пределы моего исследования. Потребность в не отчуждённом труде у него превосходила потребность в хороших заработках. Он смог бы заняться бизнесом мозги у него больше. Непонятно одно почем у он свою психологию распространил на весь пролетариат.

Но вернёмся к теме отчуждение и психическое страдание.

Все считали, что страдание - плохо, а Франкл убеждает, что в

страдании рождается глубинное понимание жизни.
Как такое происходит. 
Отчуждение похоже на большую матрёшку. Когда человек разбивает одну матрёшку под ним обнаруживается ещё одна матрёшка. 
Допустим убили сына или дочь. Это самая тяжёлая утрата которую человек может пережить. Конечно это будет довольно тяжело но люди которые это смогли это пережить поняли что их жизнь полна каким то более глубоким смыслом. 

Светла моя печаль, светла,
Былое сожжено дотла,
ОстАлась лишь одна зола,
Напрасно я тебя ждала...
Не буду как свеча гореть,
Надеяться и гаснуть вновь.
Не буду ни о чем жалеть,
Тебе прощая нелюбовь.

Стала светлою печаль,
Видно сердце
Отболело,
И любви моей свеча
Догорела,
Догорела.
В одиночестве светить
Даже звездам
Так непросто.
Ты вернешься, может быть,
Только поздно,
Слишком поздно.

Светла моя печаль, светла.
Быть может, просто я спала,
А вьюга снегом замела
Воспоминания тепла?
Быть может, потеряю счёт
Бессмысленных ночей и дней,
Но кто-нибудь свечу зажжёт
На алтаре любви моей...

Стала светлою печаль,
Видно сердце
Отболело,
И любви моей свеча
Догорела,
Догорела.
В одиночестве светить
Даже звездам
Так непросто.
Ты вернешься, может быть,
Только поздно,
Слишком поздно.

Как такое происходит. Болезненный аффект становится светлым.

Психическая травма это осознание того что действия были неправильными.

В результате проработки её возникает более устойчивая структура психи. Вот почему она становится светлой.

Но надо понимать что такое происходит в психике обычного человека. Психическая травма вызывает шизоидизацию.

Психологическая травма возникает только тогда когда психологические защиты пробиты.

А что если человек всегда находится в таком состоянии.

Суть одухотворенно-философской аутистичности — в способности отрешаться от непосредственной реальности, в которую мы все погружены, так что в этой отрешенности из далекой глубины начинают проступать тайные письмена. К ним шизоид начинает подбирать символический ключ, который находит в сокровищницах своей души. Он стирает налет второстепенностей, шелуху малозначимых подробностей, и его взору открывается более широкое панорамное видение. Все это делает шизоида углубленным той самой глубиной, что лежит по ту сторону непосредственной действительности.

В идеалистических построениях как вечный лейтмотив звучит: реальный мир — только покрывало, срывая которое, обретаешь всю полноту реальности, той самой, глубже и помимо которой уже ничего нет, ту самую, что не происходит из чего-то иного, а лишь из себя же самой, а все остальное из нее. Эта Реальность и есть Аутистичность с большой буквы. Если аутистичность есть самособойность (перевод термина), то эта Реальность и есть высшая самособойность, завершенная и завершаемая сама собой, осуществленная, сама в себе живущая Гармония. Для верующего шизоида — это Бог, для неверующего — что-то, что Бога заменяет. Шизоидная (аутистическая) душа живет под знаком поиска высшей Гармонии. И мука такого человека — завершить свою аутистичность, замкнуть ее Гармонией.
Самособойность, по своей внутренней логике, требует возврата к истоку. Суть духовного поиска шизоида — стремление к замкнутости, даже еще точнее, замкнутости, которую созидает и несет в своей душе зрелый шизоид. Замкнутость в данном контексте — внутренняя характеристика, стиль, строй душевной жизни, а не атрибут внешнего имиджа. Это волшебный, сияющий миг, когда кладется последний камень, и все здание оживает ослепительной Красотой. В то же время существует много внешне замкнутых людей, не знающих этой внутренней волшебной работы. Эти люди — аутичны, не аутистичны. В зависимости от особенностей, аутистичность можно сравнивать с замкОм (если она схематична, груба, малоталантлива), ЗАмком (если она величественна, сложна, многоярусна) или Небом (если она, прорываясь сквозь все ограничения, растворяется в бесконечности).
Аутистическое (самособойное) размышление и чувствование мало опираются на реальные земные факты, однако это не ошибочность, а особенность такого мышления. Реалисты живут и мыслят в тесном соприкосновении с реальной жизнью, а шизоиды поднимаются, отрываясь от реальности, все выше и выше к вершине Духа. По мере этого восхождения мысль отталкивается уже не от фактов жизни, которые остались далеко внизу, а сама от себя. Одно понятие переходит в другое, третье, между ними возникает сложная мыслительная игра. Мысль все более очищается от аромата земной реальности и входит в разреженный воздух царства чистых понятий. Способность мышления к саморазвитию составляет его аутистическую сущность. Чтобы почувствовать это мышление, с его миром чистых понятий, можно обратиться к «Науке логики» Гегеля, учебнику по высшей математике или теоретической физике, какой-либо религиозно-мистической доктрине. Одна из книг Г. Гессе называется «Игра в бисер»; имеется в виду игра высокими отвлеченными понятиями.
Аутистическое мышление развивается не по велению фантазии, а руководствуясь интуицией, которая лежит глубже сферы эмоций. Шизоид ощущает себя не капризным ребенком, а слугой Невидимого. В его душе есть некий внутренний голос, указующий перст, нарастающий зов, прислушиваясь к которому, работает математик, верит верующий, толкует психоаналитик, творят художник, поэт и философ. Это интуиция, голос Источника внутри ищущего. Критерием истинности подобного мышления выступает внутренняя согласованность мысли, ее завершенность, — когда нельзя ничего отнять или добавить без того, чтобы не нарушить гармоничное единство. Чем выше поднимается шизоид в своем духовном восхождении, тем более совершенная Гармония ему открывается. На определенной ступени подъема возникает качественный скачок: шизоид ощущает, что произошел прорыв к Духовному первоисточнику, что он к нему ближе, чем к Земле.
Таким образом, если с аутизмом ассоциируются закрытость, недостаточность, дефектность, то с аутистичностью — богатство души, открытость Высшему, способность жить в царстве отвлеченных понятий, ощущение первородства Духа над материей, обретение неземной Гармонии, причащенность к ней собственной души и, может быть, ее бессмертие.
У аутистичности с аутизмом есть общий признак — отрыв от реальности. Это предусловие того и другого, но если при аутизме нередко открываются ворота психопатологии, то при аутистичности этот отрыв есть необходимое условие для поиска Гармонии в неземном. Аутистичность изнутри (то есть так, как переживает ее сам шизоид) есть не самособойность, а Боговдохновенность душевных и мыслительных переживаний. Для тех, кто неспособен уловить эту Боговдохновенность, она вырождается в самособойность. Нередко для реалиста шизоид — сказочник, для себя же, ощущая великую неслучайность движений своей души, он — пророк, глашатай, инструмент и мастер Бога, проводник внеземного. Аутистичность для шизоида есть обнаружение Невидимого, но Сущего.
Однако и среди аутистов не все идут к вершине Духа. Кто-то останавливается на той или иной ступени и занимается не метафизикой, мистикой, богословием, а математикой, символической поэзией, теоретической физикой, глубинным психоанализом и многим другим. Не всякая аутистичность несет на себе оттенок возвышенного, нередко она проявляется в гораздо более скромных формах и выступает как известная самостоятельность, независимость «Я» от внешних влияний и событий. М. Е. Бурно отмечает, что «во многих случаях (чаще несложных и даже примитивных) аутистичность сказывается внешне просто защитной нелюдимостью, трудностями общения с людьми и соответственно очень скупыми контактами с уходом в какую-либо профессиональную «скорлупу» /10, с. 116/.
Немало среди шизоидов и примитивных рассуждателей, переливающих понятия «из пустого в порожнее», этот процесс тоже есть аутистичность, но бедная, резонерская. Однако примитивная и высокая аутистичность имеют родственную связь, как проницательно это заметил, естественно, не употребляя терминов, В. Набоков. Он вспоминает гоголевских мужиков, которые без всякой практической надобности и пользы для себя, резонерски предаются рассуждениям о том, доедет ли колесо до Москвы или до Казани. Набоков пишет: «Фантазия бесценна лишь тогда, когда она бесцельна. Размышления двух мужиков не основаны ни на чем осязаемом и не приводят ни к каким ощутимым результатам; но так рождаются философия и поэзия…
Но читатель может спросить какое имеет отношение более высокоскоростная связь между правым и левым полушарием к проблеме отчуждения.
И вообще какое имеет отношение вся ли психическая травма к отчуждению.
То есть может быть не вся психическая травма имеет к проблеме отчуждения.
Что ж давай разберём послужной список этого поистине жуткого явления.
1 Война.
Война сама по себе очень парадоксальное явление. Все знают чтобы её прекратить нужно всего лишь запретить выпускать оружие. Но какая-то страшная сила висящая над нами заставляет выпускать оружие, и пользоваться им.
2 Вредные привычки.
Курение. И водка. Все знают что от курева никакого удовольствия нету. Но мы курим
3 Скандалы и ссоры в результате измены.
Людям просто вдолбили в голову что мы должны любить только одну женщину. В странах востока норма иметь четыре жены.. а ещё есть шведская семья
4
Залезание в долги и чрезмерная бережливость.
Звучит странно, но иногда два совершенно противоположных явления будут связаны друг с другом если вы обнаружите что вы понимаете как правильно обращаться деньгами, но не можете этого сделать.. какая -то страшная и демоническая сила держит вас за глотку.
НИКАКИХ ПСИХИЧЕСКИХ ТРАВМ НЕ БЫЛО ЕСЛИ ВСЕ ВЕЛИ В ПОЛНОМ СООТВЕСТВИИ КАК ИМ ВЕЛИТ РАССУДОК. 
Категория: Мои статьи | Добавил: alex (25.01.2017)
Просмотров: 471 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar