7 ШИЗОИДНЫЙ СПОСОБ СОВЛАДАНИЯ С ДУШЕВНЫМИ РАНАМИ.
НИКАКИХ ПСИХИЧЕСКИХ ТРАВМ НЕ БЫЛО ЕСЛИ ВСЕ ВЕЛИ В ПОЛНОМ СООТВЕСТВИИ КАК ИМ ВЕЛИТ РАССУДОК.
Ницше описал это явление как о духе тяжести.
Тот, кто научит людей летать, сдвинет все пограничные камни; сами эти камни заставит он воспарить, и новым именем назовет землю – именем "легкая". 

Страус бежит быстрее самой резвой лошади, но в тяжелую землю еще прячет он голову свою: так и человек, который не умеет еще летать. 

Тяжелыми называет он землю и жизнь; ибо так хочет Дух Тяжести! Но тот, кто жаждет стать легким, стать птицей, тот должен любить самого себя: так учу я. 

Конечно, любить не любовью больных и немощных, ибо у них даже себялюбие – зловонно! 

Так учу я: надо учиться любить себя – любовью здоровой и святой, чтобы оставаться верным себе и не терять себя. 

Такая потеря назвала себя "любовью к ближнему"; с помощью этого слова до сих пор лгали и лицемерили больше всего, и особенно те, кого с трудом выносил весь мир. 

И поистине, это вовсе не заповедь на сегодня и на завтра – учиться любить себя. Напротив, из всех искусств это самое тонкое, самое мудреное, самое высшее и требующее наибольшего терпения. 

Ибо достояние свое всегда хорошо спрятано от самого себя, и из всех сокровищ последним выкапывается всегда собственный клад; таково действие Духа Тяжести. 

Едва ли не с колыбели дают нам в наследие тяжелые слова и ценности: "добро" и "зло" – так называют наследие это. И во имя их прощают нам жизнь нашу. 

И потому допускают детей до себя, чтобы вовремя не дать им полюбить самих себя: таково действие Духа Тяжести. 

И мы – мы доверчиво тащим то, что взваливают на нас, тащим на огрубевших плечах по суровым горам! И когда мы обливаемся потом, нам говорят: "Да, жизнь трудно сносить!". 

Но только человеку трудно нести и выносить себя! И все потому, что тащит он на плечах своих слишком много ненужного. Подобно верблюду, становится он на колени и дает как следует навьючить себя. 

И особенно трудно тому, кто силен, вынослив, способен к почитанию, – слишком много чуждых, тяжелых слов и ценностей навьючивает он на себя: и вот – жизнь представляется ему пустыней! 

Поистине! Даже многое из собственного достояния бывает нелегко нести! Многое внутри человека похоже на устрицу, отвратительную и скользкую, которую трудно схватить. 

Потому внешняя оболочка и должна быть разукрашена, чтобы выглядеть благородно, будучи как бы ходатаем за все, что внутри. Но и этому искусству надо еще научиться: надо иметь скорлупу, и прекрасную видимость, и мудрую слепоту! 

Но и тут во многом возможна ошибка, ибо иная человеческая оболочка бедна и уныла, и слишком уж напоминает скорлупу. Много скрытых достоинств и сил остаются неразгаданными; самые изящные лакомства не находят ценителей! 

Женщины знают это, особенно те, которые высоко ценятся: чуть потолще, чуть потоньше – как часто судьба заключается в этом "чуть-чуть"! 

Трудно открыть человека, а самого себя – труднее всего; часто дух лжет о душе. Таково действие Духа Тяжести. 

Но открыл себя тот, кто говорит: вот мое добро и мое зло. Так он заставляет умолкнуть крота и карлика с их речами: "Добро для всех, зло для всех". 

Поистине, не люблю я и тех, для кого хороши все вещи, а мир этот считается лучшей из них. Таких называю я вседовольными. 

Вседовольство, умеющее находить вкус во всем, – это не лучший вкус! Я уважаю строптивые, привередливые языки и желудки, научившиеся словам "Я", "Да", "Нет". 

Но все жевать и переваривать – это свойственно разве что свиньям! Постоянно повторять "И-А" [10] – этому обучены одни лишь ослы и те, кто близки им по духу! 

Густой желтой и яркой красной краски требует вкус мой, примешивающий во все краски кровь. Но тот, кто белит дом свой, обнаруживает бескровную душу свою. 

Одни влюблены в мумии, другие – в призраки: и те, и другие одинаково враждебны плоти и крови. О, как противны они вкусу моему! Ибо люблю я кровь. 

И не желаю я жить там, где каждый плюет, – не по вкусу мне это: ибо ни у кого нет во рту золота; уж лучше жить среди воров и клятвопреступников. 

Но лизоблюды, облизывающие плевки, мне еще противнее; а самое отвратительное животное, которое обнаружил я среди людей, я назвал паразитом; оно не хотело любить, однако, хотело жить за счет любви. 

Несчастными называю я всех, у кого один только выбор: сделаться либо лютым зверем, либо лютым укротителем. Среди них не поставил бы я шатра своего. 

Несчастными называю я и тех, кто всегда должен быть на страже, – противны они вкусу моему: все эти мытари и торгаши, короли и прочие стражи стран и сундуков. 

Поистине, я тоже научился быть на страже – и научился этому хорошо, – только на страже самого себя. И в особенности учился я стоять, и ходить, и бегать, и лазить, и танцевать. 

Ибо вот учение мое: кто хочет научиться летать, тот должен сперва научиться стоять, и ходить, и бегать, и лазить, и танцевать: нельзя сразу научиться полету! 

По веревочной лестнице научился влезать я в любые окна, проворно вскарабкивался я на высокие мачты; сидеть на высоких мачтах познания казалось мне блаженством, – подобно маленьким огонькам вспыхивать на высоких мачтах: пусть малый свет, но и он великое утешение для потерявших дорогу кораблей и потерпевших кораблекрушение! 

Многими способами, разными путями пришел я к истине своей: не по одной лестнице поднимался я в высоту, откуда взор мой устремлялся вдаль. 

Неохотно расспрашивал я, какой дорогой пройти, – это всегда претило вкусу моему! Я предпочитал вопрошать и испытывать эти дороги. 

Испытывать и вопрошать – таковы были пути мои: и поистине, надо еще научиться отвечать на эти вопросы! Но таков вкус мой: 

не хороший, не дурной, а мой вкус, которого мне не надо ни стыдиться, ни скрывать. 

"Это теперь мой путь, а где же ваш?" – так отвечаю я тем, кто расспрашивает меня: "Каким путем следовать?". Ибо пути как такового, не существует!


 

Теперь надо разобрать самое интересное. Дело в том что мы не всегда полностью осознаём до какой степени мы отчуждены. Большинство людей не не слышали даже этого слова.

Только психическая травма может дать стимул к избавлению от отчуждения. Например пришла похоронка с сыном погибшим на войне...

Я пережил и все еще переживаю множество видов здоровья... Что же касается болезни, очень хотелось бы знать, можем ли мы обойтись без нее? Только великое страдание способно окончательно освободить дух".

Мы поняли что есть отчуждение на интуитивном уровне. Теперь нужно выяснить механизм при помощи которого оно создаётся.

Почему это так важно понять.. дело в том что Маркс предложил лекарство которое хуже болезни.. его идея социализма не разрешала проблему отчуждения, потому что оно не одно, есть множество разновидностей. Маркс проецировал собственную психологию на пролетариат..
Во времена Маркса термина Проекция не было. Поэтому он не смог понять что творилось в его черепушке. 
Маркс сам очень тяжело страдал от отчуждённого труда. Этот человек не мог работать отупляющие каким нибудь уборщиком и грузчиком. Вот вам справка из википедии что такое проекция.
Психологический процесс, относимый к механизмам психологической защиты, в результате которого внутреннее ошибочно воспринимается как приходящее извне[1]. Человек приписывает кому-то или чему-то собственные мысли, чувства, мотивы, черты характера и пр., полагая, что он воспринял что-то приходящее извне, а не изнутри самого себя.
В качестве защитного механизма проекция позволяет человеку считать собственные неприемлемые чувства, желания, мотивы, идеи и пр. чужими, и как следствие, не чувствовать за них ответственность. Негативным следствием такой защиты является желание исправить внешний объект, на который спроецировано что-то негативное, или вообще избавиться от него, чтобы так избавиться от «вызванных им» чувств. Внешний объект, между тем, может не иметь ничего общего с тем, что на него спроецировано.
В гуманитарных науках средство познания аналогия.
Поэтому я нашёл аналогию которая частично нам поможет понять что за зверь такой отчуждение
самый лучший способ понять что это такое это провести аналогию с инвалидностью. Инвалидность я имею по той причине я описываю то что мне знакомо.
Травма психическая так и травма физическая могут вызвать временную так и постоянную инвалидность. Даже простой порез пальца может вызывать неспособность частично пользоваться рукой.
Похоронка сына может надолго блокировать способность любить.
Теперь давай представим человека не имеющего слуха от рождения. Или зрения.
Воспринимает ли себя этот человек инвалидом. Тут я сообщу кое что странное.. человек этот себя инвалидом не может считать.
Это логично. Если человек изначально не слышал то как он может понять чего он лишён. Или зрения.
Я начал себя чувствовать инвалидом, когда мне сделали слухопротезирование. До 20 лет я ни с кем не общался.
Это осознание и приводило к тому, что я ношу средства реабилитации слуховые аппараты.
Звучит это странно, но не имея слуховых аппаратов до 20 лет я ощущал себя абсолютно здоровым.
Но между отчуждением и инвалидностью есть одно различие.
Никто в здравом смысле не захочет быть инвалидом. Но отчужденным пожалуйста... а отчуждение это добровольная инвалидность.
Мы знаем что есть люди которым нужен гемодиализ. Есть люди которые нуждаются в ежедневных уколах инсулина. Есть люди которые нуждаются в ежедневном приёме протиэпилептических препаратов..
и есть люди которые курят и выпивают. От этого никакого удовольствия не получают.
Но самое главное это то что в отличие от инвалидности, которая остаётся у человека до конца его дней или может быть значительно с корректирована отчуждение распространяется подобно заразе..
Отчуждение вызывает ещё более усиленную травматизацию других людей и как следствие ещё более усиление отчуждения.
Самое главное что иногда попытка от него избавиться приводит ещё более худшему отчуждению.
И ещё эта форма инвалидности не осознаётся..
Осознаётся строго говоря сама психическая травма, то то что эта психическая травма вызвала отчуждение это не всеми осознаётся и в результате этого люди получают ещё больше психических травм.
Например несчастная любовь может вызвать страх женщины встречаться с другими мужиками.. а это и приведёт к гораздо более худшим последствиям, чем трижды несчастная любовь.
Тут надо понимать, что это происходит против сознательной воли девушка может и желать счастливого брака, но вести себя так что мужики смогут шарахаться от неё.
Если отчуждение не осознаётся то тут поработала психологическая защита. Психологическая зашита это палка в двух концах облегчая боль она забирает у человека полноту жизни..
Но в один прекрасный или ужасный день и она ломается.. в таком случая у человека начинают проявляться шизоидные черты характера.
Чтобы вам ещё более ясно и четко проиллюстрировать как это происходит я вам приведу пример с Виталием и его женой.
Жена его не присутствует на занятиях. Это занятие у неё вызывает очень сильные эмоции которые она не сможет проанализировать.
Виталий испытывает потребность в интеллектуальном осмыслении того что происходит.
Другой пример очень красноречивый это Диана. Когда я её увидел я просто не узнал. Больно уж она отличалась от той Дианы которую у увидел весной. Поэтому я и заходил в помещение два раза чтобы узнать человека. Она даже одета была по другому. Стало мне потом ясным что она тоже пережила психическую травму.
 
Но возникает собственно один очень простой вопрос а почему шизоиды не испытывают потребности в психологической защите. И почему они проявляют наибольшую стойкость.. почему более высокоскоростная связь между правым и левым полушарием приводит к неуязвимости.
Для ответа на этот вопрос надо посмотреть в корень вопроса, что собой представляют переживания отчаяния или горя.
Почему активация правого полушария приводит к ощущению депрессии. А у шизоидов к нахождению оригинального решения.
Ответ напрашивается левое полушарие просто не видит того что предлагает правое полушарие.
Правое полушарие создаёт метафоры.
Тут начинается самое интересное. В онтогенезе два полушария были правыми. С развитием речи одно из полушарий становится левым.
Оно перехватывает правила речи, логику, тому подобное. Эта черта позволяет использовать огромный запас алгоритмов человеческой культуры.
Но в правом полушарии хранятся алгоритмы записные за миллионы лет эволюции.. столетия развития человеческой культуры против милиардов лет эволюции.
Когда появляется сознание, его нужно пестовать и заботиться о нём.
Первоначально правое полушарие даёт подсказки в форме образов. Но потом начинается что-то странное левое полушарие просто теряет способность слушать указания правого полушария
Вот вам простой тест на проверку этой способности. Что общее между карандашом и башмаком. Ответ в том что они оставляют следы. Что общего между виселицей и удавом. Что общего между грузовой фурой и квартирой..
Если вы справились с заданием то вы шизик. Чтобы найти общее надо понимать зрительные образы и не разделять объекты.
Если человек теряет эту способность то приходится использовать психологическую защиту.
Подсознание вынужденно передавать в такой форме информацию чтобы не травмировать сознание. Это и есть психическая защита.
Вместо того чтоб обращаться за помощью к подсознанию сознание само пытается найти решение проблемы.
 
Категория: Мои статьи | Добавил: alex (25.01.2017)
Просмотров: 478 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar