ИНСТИНКТИВНЫЙ ЗАПРЕТ НА УБИЙСТВО
  •  
  • Возлюби ближнего своего как самого себя.
  • Евангелие
  • Так гласит моя любовь к самым дальним. Не щади ближнего своего - человек это есть нечто что должно преодолеть

  • Так говорил Заратустра.
  •  
  • Параллельно с этой проклятой фобией у меня начались сниться кошмарные сны.
  • Мы с Кошмары у меня до сих про снятся. Из долгого списка кошмарных снов я выделяю один особо кошмарный сон. Эту ночь я не забуду до конца моей жизни. Настолько жуткой она у меня была.
  • Началось это всё довольно тихо. Я выпила стакан молока и затем умылась, одела ночную пижаму и легла спать. Смотреть сны.
  • СОН ПЕРВЫЙ
  • Мне снилось, что я иду вдоль железнодорожной ветви. Ветвь разветвляется и идет через мост.
  • Я ясно и отчетливо вижу, что по этим путям идут, люди высокая насыпь не даёт им возможности слезь с них. А если спрыгнут то они расшибутся насмерть, эти идиоты воспользовались железнодорожным мостом идя через пропасть, ибо не было возможности воспользоваться обычным мостом.
  • Я вижу, что на одном пути, идут десять человек, а на другом пути один человек. Перебежать они не могут.
  • Я, оценив ситуацию за считанные доли секунд перевожу поезд на путь где находится один человек, путём нажатия на рычаг . Поезд врезается в человека и последнее что я вижу это как перерезанное туловище с перерезанными ногами и руками и отрезанной головой летит в страшную пропасть. Я кричу благим матом и просыпаюсь.
  • Встав, я иду вытирать холодный пот на лбу. Накапав себе валерианки в граненый стакан, я выпиваю его и иду опять спать.
  • СОН ВТОРОЙ
  • Мне снится, что я являюсь хирургом одно клиники.
  • Я сижу в кабинете и читаю преступление и наказание Достоевского
  • Читаю место, где Раскольников замышляет убийство.
  • - Да ведь она и тебе нравится? - засмеялся офицер.
  • - Из странности. Нет, вот что я тебе скажу. Я бы эту проклятую старуху
  • убил и ограбил, и уверяю тебя, что без всякого зазору совести, - с жаром
  • прибавил студент.
  • Офицер опять захохотал, а Раскольников вздрогнул. Как это было странно!
  • - Позволь я тебе серьезный вопрос задать хочу, - загорячился студент. -
  • Я сейчас, конечно, пошутил, но смотри: с одной стороны, глупая,
  • бессмысленная, ничтожная, злая, больная старушонка, никому не нужная и,
  • напротив, всем вредная, которая сама не знает, для чего живет, и которая
  • завтра же сама собой умрет. Понимаешь? Понимаешь?
  • - Ну, понимаю, - отвечал офицер, внимательно уставясь в горячившегося
  • товарища.
  • - Слушай дальше. С другой стороны, молодые, свежие силы, пропадающие
  • даром без поддержки, и это тысячами, и это всюду! Сто, тысячу добрых дел и
  • начинаний, которые можно устроить и поправить на старухины деньги,
  • обреченные в монастырь! Сотни, тысячи, может быть, существований,
  • направленных на дорогу; десятки семейств, спасенных от нищеты, от
  • разложения, от гибели, от разврата, от венерических больниц, - и все это на
  • ее деньги. Убей ее и возьми ее деньги, с тем чтобы с их помощи посвятить
  • потом себя на служение всему человечеству и общему делу: как ты думаешь, не
  • загладится ли одно, крошечное преступленьице тысячами добрых дел? За одну
  • жизнь - тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть и сто
  • жизней взамен - да ведь тут арифметика! Да и что значит на общих весах жизнь
  • этой чахоточной, глупой и злой старушонки? Не более как жизнь вши, таракана,
  • да и того не стоит, потому что старушонка вредна. Она чужую жизнь заедает:
  • она намедни Лизавете палец со зла укусила; чуть-чуть не отрезали!
  • - Конечно, она недостойна, жить, - заметил офицер, - но ведь тут
  • природа.
  • - Эх, брат, да ведь природу поправляют и направляют, а без этого
  • пришлось бы потонуть в предрассудках. Без этого ни одного бы великого
  • человека не было. Говорят: "долг, совесть", - я ничего не хочу говорить
  • против долга и совести, - но ведь как мы их понимаем? Стой, я тебе еще задам
  • один вопрос. Слушай!
  • - Нет, ты стой; я тебе задам вопрос. Слушай!
  • - Ну!
  • - Вот ты теперь говоришь и ораторствуешь, а скажи ты мне: убьешь ты сам
  • старуху или нет?
  • - Разумеется, нет! Я для справедливости... Не во мне тут и дело...
  • - А по - моему, коль ты сам не решаешься, так нет тут никакой и
  • справедливости! Пойдем еще партию!
  • Раскольников был в чрезвычайном волнении. Конечно, все это были самые
  • обыкновенные и самые частые, не раз уже слышанные им, в других только формах
  • и на другие темы, молодые разговоры и мысли. Но почему именно теперь
  • пришлось ему выслушать именно такой разговор и такие мысли, когда в
  • собственной голове его только что зародились... такие же точно мысли? И
  • почему именно сейчас, как только он вынес зародыш своей мысли от старухи,
  • как раз и попадает он на разговор о старухе?.. Странным всегда казалось ему
  • это совпадение. Этот ничтожный, трактирный разговор имел чрезвычайное на
  • него влияние при дальнейшем развитии дела: как будто действительно было тут
  • какое-то предопределение указание.... . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  • Вдруг открывается двери в и туда вбегает медсестра.
  •  
  • - Доктор! Санитарная машина только что доставила пять человек все они в критическом состоянии. Двое из них имеют повреждение почек, один повреждение в области сердца у одного сильно травмировано лёгкое, наконец, у последнего – разорванная печень. У нас нет времени искать доноров для органов, но сейчас в приемной стоит один молодой человек. Мы можем спасти всех этих пятерых человек, если мы возьмём эти органы у этого молодого человека
  •  
  • Посыпаюсь я, опять проклиная всё на свете. Встаю, завариваю чай. И начинаю философствовать
  • - Ни в каких условиях нельзя убивать человека. Но почему, же так странно выходит, что моё нравственное чувство в первом сне говорит мне, что тут было допустимо, а в другом не допустимо. Значит нравственное чувство не рационально. А я то считала что где разум там и нравственность.
  • Я замолчала во мне бушевали сомнения вызывая невыносимые мучения.
  • - но в случае с Раскольниковым мне понятно как различить тех, кто относится к избранной породе людей, а остальные к плебсу. Если этого не будет, то каждый может взять топор и рубать голову.
  •  
  • Но чем различаются первый и второй случай. В первом случае мы всего лишь только поворачиваем переключатель, и поезд поворачивает на путь. Во втором случае мы вынуждены убить человека, вскрыть грудную клетку и вытащить органы человека.
  • - Хм интересно узнать, а смог ли Гитлер убить человека. Одно дело убить человека на поле боя, а другое дело убить человека, если мы не видим его. Одно дело отдать приказ об убийстве другого человека, но другое дело осуществить казнь.
  • Но почему нравственное чувство предупреждает нас о том, чтобы мы не делали кровавого убийства, а не убийства путем поворота рубильника.
  • Я замолчала и спустя некоторое время вспомнила одного знакомого солдата, который долгое время после участия в вооруженном конфликте лечился от неконтролируемых приступов ярости.
  • -Так вот в чем дело наше нравственное чувство просто предупреждает нас о том, что мы можем озвереть от таких кровавых убийств.
  • Я пошла дальше спать. Идя к кровати, я сделала ещё один вывод. Но последний вывод я напечатаю большими буквами.

ЕСЛИ У МЕНЯ НРАВСТВЕННОЕ ЧУВСТВО, ПРЕДУПРЕЖДАЕТ О ТОМ ЧТОБЫ Я НЕ УБИВАЛА КРОВАВЫМ СПОСОБОМ ТО У ЧЕЛОВЕКА ЕСТЬ ИНСТИНКТИВНЫЙ ЗАПРЕТ НА УБИЙСТВО. 

Категория: Мои статьи | Добавил: alex (18.08.2016)
Просмотров: 608 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar