5 Моя история Марк

Друзья,

Одна из вещей, которая объединяет всех культуристов, это - потрясающая внутренняя сила. Может быть, мы просто пытаемся сделать внешнее похожим на то, что у нас внутри?

Незадолго до моего сорокалетнего юбилея у меня был инфаркт. Вскоре я начал ходить и заниматься с тяжестями. Менее чем за год я потерял около 36 кг веса при росте 163 см. Остались одни лишь мышцы. Я чувствовал себя великолепно, я трансформировал своё тело. Все органы работали отлично, затем, когда до годовщины моей ангиопластической операции оставалось две недели, у меня случился второй инфаркт. В этот раз не было ничего, что могло бы предвещать это, сгусток просто прилепился к небольшой бляшке (от них невозможно избавиться, если они уже образовались). Я был настолько близок к смерти, что в травматологии моя душа уже начала выходить из тела. Врачи держали меня на каком-то особом лекарстве, чтобы я дотянул хотя бы до операции. Все кардиологи сказали мне, что я никогда не смог бы выжить, если бы не был в такой великолепной физической форме.

После первого инфаркта в палате сердечников я наслушался достаточно советов разных доброхотов о том, что жизнь моя изменилась навсегда. Мне говорили, что нельзя будет напрягаться. В течение нескольких недель после выписки всё, что я делал - это лежал в кровати, боясь пошевельнуться. Через какое-то время я сказал себе - "Если ты собираешься жить так, как будто ты умер - то лучше было бы , если бы ты действительно умер". Я выкинул все книги, написанные для людей, перенесших инфаркт, и призывающие к осторожности, встал с кровати и отправился в зал. Мужество спасло мне жизнь, а не осторожность. Тогда, в палате мне сказали правду - моя жизнь действительно изменилась - к лучшему!

Разумеется, я и сейчас часто волнуюсь, когда слышу, как стучит моё сердце и отдаёт в ушах после тяжёлой тренировки и я задаю себе разные вопросы. Но я знаю, что я делаю всё, чтобы быть настолько здоровым, насколько это возможно для меня. Если у меня снова что-то случится с сердцем, то это будет судьба, а не моя лень взять контроль над ситуацией. Если это случится прямо в зале, то, по крайней мере, я умру, сражаясь. Уже прошло три года. Пока всё хорошо. То время, которое я провожу с железом - это самая лучшая часть моего дня - я оставляю все свои проблемы, и строю и тело, и душу.

Ничто не беспокоит меня больше, чем люди, которые сидят, ничего не делая, и хнычат, что им плохо, что у них отвратительное тело - и, тем не менее, ничего не делают, чтобы изменить вещи к лучшему. Мне, чтобы проснуться, понадобилось пережить кризис, но разве обязательно ждать кризиса им? Нужно лишь послушать тех, которым удалось изменить себя, которые верят в себя. Но как убедить других в этом? Это трудно. Намного труднее, чем сидеть перед телевизором и жевать чипсы. Однако умереть молодым ещё труднее. Каждый день я работаю с инвалидами - они нас многому могут научить в плане мотивации и желания жить - я практически не встречал среди них людей, которые жалеют себя.

Давайте делиться друг с другом историями, подобными этой. Даже если они мотивируют всего лишь одного-единственного человека на то, чтобы заняться собой, это и будет тем добром, без которого не бывает худа.

Всего хорошего,
Марк

Категория: Мои статьи | Добавил: alex (16.02.2015)
Просмотров: 446 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar